Информационное сопротивление

На Донбассе странная война, а Путин зашел не только в Украину

Йонас Охман​ (позывной «Панда») – кинодокументалист и журналист, один из создателей международного волонтерского проекта Blue/Yellow, цель которого – помощь украинской армии. Будучи родом из Швеции, он более 10 лет живет в Литве, часто бывает в Украине, в частности на Донбассе. 
 

 

— Расскажите, с чего все началось? Вы ведь живете в Литве, почему впервые поехали на Донбасс?

— Я сам швед, живу в Прибалтике более десяти лет. Как журналист, переводчик и документалист я работал над документальными фильмами, в том числе по истории. Студентом я был в Литве во время так называемого «литовского Майдана», когда в 1991 году страна объявила о независимости от Советского Союза. Те события произвели на меня очень сильное впечатление, сами понимаете, раз я до сих пор там живу. Литва – маленькая и очень интересная страна.

Когда начался Майдан, я, как и каждый человек в Прибалтике и особенно в Литве, сразу понял, что происходит. Это совсем не то же самое, что Оранжевая революция. Я понимал, что что-то очень интенсивно изменяется, хотя и не знал, что конкретно.

Били так, что дважды был в состоянии клинической смерти

В Швеции я служил в спецподразделении разведки, поэтому знаю все эти советские и российские технологии. И когда я увидел в Крыму этих «зеленых человечков», я сразу понял, что именно я вижу: это же ГРУ, ФСБ, это же… Боже мой! Я понял, что Путин пришел, и не только в Украину. Что будет дальше? Это зависит и того, что делаю, например, я. Если в Украине все кончится плохо, тогда у нас, в Прибалтике, тоже начнется что-то нехорошее. А я там живу и не позволю этого! Значит, надо что-то делать. И тогда с друзьями сначала в Литве, а потом в Украине летом 2014 года мы начали помогать. Сначала все было стихийно: пакеты медикаментов, например, передавали. Но довольно быстро мы нашли хорошие контакты с людьми и стали более серьезно работать.

У нас есть одно очень большое преимущество – легче собирать ресурсы. Во-первых, люди более состоятельные, а, во-вторых, они понимают опасность ситуации. Во время боев за Донецкий аэропорт мы уже наладили деятельность: привозили приборы ночного видения, прицелы, разные медикаменты (цеалокс и так далее). Мы знали потребности и привозили, что было нужно.

На Донбассе странная война, а Путин зашел не только в Украину

На Донбассе странная война, а Путин зашел не только в Украину

Из личного архива

— Как изменилась ситуация в целом за это время?

— Самое интересное – люди, которые реально воюют и убивают врагов, не пиарятся. Это очень странная война. С обеспечением до сих пор есть разные проблемы. Люди, которые стоят в первой линии, нуждаются в особых вещах – термовизии, особых прицелах, нужно защищаться от новейших российских антиснайперских систем.

Украинские Вооруженные силы в большой степени являются советской структурой, это касается разных аспектов, начиная от офицеров, например. Как по мне, надо было уволить процентов 90 генералов – их готовили к другой войне, а на этой они не выгодны. Сейчас это просто балласт. То, что сейчас происходит – это война не генералов, а подполковников и батальонов, и это касается обеих сторон. Выше уже начинается политика.

— Сейчас вы часто приезжаете?

— Примерно раз в месяц на несколько дней. Еду, конечно же, на Донбасс, бываю в Киеве, еще куда-то иногда заезжаю. Нас в организации пятеро, есть еще, конечно, помощники, спонсоры, надежные партнеры, с которыми можно передать вещи. Мы – контргибриды, это такой феномен украинского сопротивления.

— Отношение обычных граждан на Западе ко всему, что происходит, как-то поменялось за четыре года?

— Для Скандинавии, Германии, Франции, например, события в Украине – это до сих пор что-то далекое и неприятное. А вот для нас, для Прибалтики, это опасно в прямом смысле слова. Но вот другие западные страны – это просто отдельная планета, я бы сказал. Я сам из Западной Европы, жил во многих государствах, говорю на разных языках, и надо понимать, что до сих пор Восточная Европа для Запада – это территория с другими правилами, вроде как Советский Союз или Россия, но вместе с тем и нет.

— То есть что-то непонятное где-то там.

— Да. Например, когда сбили Boeing, это всех очень шокировало. И, несмотря на очевидность того, кто это сделал, люди стараются как-то это объяснять, ждут результатов расследования. Я могу честно сказать, что из бесед с американцами понял, что они смотрят на Украину немного как на Афганистан. И я был вынужден признать, что некоторая логика в этом есть. Реальной демократии в Украине нет, нормальных политических партий тоже нет, про олигархов я вообще молчу, мы все про это знаем. Хотя я часто бываю здесь и относительно недалеко живу, есть вещи, которые мне до сих пор трудно понять. Например, страна воюет, но есть очень много людей, которые смотрят на это отстраненно.

Волонтер розповіла про звірячі тортури в полоні

Когда все еще только началось, было просто ужасно: я ездил в Дебальцево, Станицу Луганскую, Пески, Широкино. Можно списать это на психологическое расстройство, но я, спокойный швед, когда вернулся оттуда, хотел просто схватить баллончик, которым рисуют граффити, и писать «АТО» на дорогих машинах. Сейчас я привык, конечно, но все равно как-то странно и обидно.

На Донбассе странная война, а Путин зашел не только в Украину

 

Фото: Из личного архива

— Как бы сейчас как документалист вы изобразили Россию и то, что там происходит?

— О, это интересный вопрос… Еще до войны в Грузии я там жил несколько месяцев в разных городах: в Волгограде, Краснодаре, Перми. Возможно, я не понял всего, но это действительно больная страна. Там все еще печальнее, чем в Украине. Бедность, всякая ерунда, какие-то непонятные вещи происходят, агрессивные люди… Риторика на телевидении настораживала уже тогда, например, рассказывали, что Сталин – нормальный мужик. Сейчас общаться с друзьями в России я просто не могу, мы не можем найти общий язык. Да и вообще я в списках ФСБшных террористов.

— Поздравляю.

— Спасибо, это, конечно, комплимент. С моими друзьями ФСБ проводила беседы по поводу того, что не надо общаться с этим вот человеком. Это же 30-е годы! Как вообще люди могут там жить? Капец просто. Моральный климат невыносимый.

— Как считаете, им нравится такая атмосфера?

— Они не знают, что может быть по-другому: альтернативы нет, телевидение успешно работает. Мой знакомый из Латвии недавно там был, рассказывал, что там все с Путиным – шоколад, майки… Он просто везде.

В Украине люди не знают, какая именно альтернатива есть, но точно знают, что она существует, и ищут ее. В России альтернатив нет, разве что воевать еще можно.

Говоря о России, часто стараются различать народ и Кремль, мол, это он хочет войны, а не люди. Ничего подобного! Разделять эти два понятия неправильно, это лишь иллюзия.

На Донбассе странная война, а Путин зашел не только в Украину

Фото: Из личного архива

— Мы не переоцениваем исходящую оттуда угрозу?

— Россия не такая слабая, как мы бы хотели, но вместе с тем и не такая сильная, как мы боимся. Умом ее точно не понять. Россия – это не то чтобы отдельная планета, но точно другое пространство с убеждениями о «русском мире», «империи», мифе «мы особые», убеждением о том, что им нужен Lebensraum (нем. – жизненное пространство; потребность Германии в расширении этого «жизненного пространства» была одной из ключевых тем в ранних политических речах Адольфа Гитлера, – ред). Они реально так и думают!

Даже если сейчас Путина вдруг не станет, то ничего не изменится. Россия – самая большая трагедия Европы 20 века.

— Если бы вы могли что-то изменить в Украине, то что бы это было? Вы много ездите, дороги будут в этом списке?

— Дороги, это, конечно, провал. Я был в шоке, когда понял: на Западной Украине они такие же плохие, как на Донбассе. Это просто ужас какой-то!

Но я хотел бы еще, чтобы в Украине были адекватно работающие профсоюзы. То, что есть сейчас, – это пустое место. Как швед я знаю, что многие наши хорошие начинания уходят корнями именно в работу сильных профсоюзов в начале 20 века. Потом уже появились и нормальные социал-демократические партии. Возможно, Украине подошла бы такая идеология, потому что здешний вариант капитализма – это просто катастрофа на данный момент.

И еще, учитывая, что страна воюет, хотелось бы, чтобы люди больше помогали тем, кто воюет, например, одному бойцу или подразделению из своего города. Потому что в войне надо участвовать. Если не делать этого, говорить, что это не твоя война… Ну как же, это ведь твоя война! Это и моя война тоже. Вот я получил орден за оборону Авдеевки. У меня не хватает слов благодарности, не так уж много я сделал, но все-таки… Участвуя в этой войне, я защищаю и себя тоже.

У тех, кто говорит, что это не его война, мол, это все Россия, олигархи или еще кто-то, я хочу спросить: а зачем ты вообще тут живешь? Вон! Уезжай в Россию или еще куда-то, ты здесь не нужен.

Источник

http://ukrmir.info/na-donbasse-strannaya-voyna-a-putin-zashel-ne-tolko-v-ukrainu/

 

facebook twitter g+

 

 

 

 

Наши страницы

Facebook page Twitter page Google+ page

Login Form

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Вы можете оказать финансовую помощь нашему проекту на развитие и поддержку, перечислив денежные средства с банковской карты через LIQPAY:
Спасибо! Мы Вам очень признательны!