Информационное сопротивление

Кровавое Рождество для ливийских дипломатов

Последние дни ознаменовались рядом больших событий, происходящих в странах арабского мира. Значительный резонанс имели заявления президента США Дональда Трампа о том, что американские вооруженные силы во главе антитеррористической коалиции смогли достичь победы над ИГИЛ на сирийской территории.

В частности, американский лидер заявил следующее: «Мы победили ИГ в Сирии, единственная причина, по которой мы находились там во время моего президентства». Более того, планируется вывод американского контингента с территории Сирии, что указывает на то, что Вашингтон действительно был реальным борцом с международным терроризмом на Ближнем Востоке.

В свою очередь, другие «борцы с терроризмом» и «сокрушители ИГИЛ» в лице России и Ирана даже не помышляют оставить многострадальную Сирию, которую они в лучших традициях агрессивных держав делят на сферы влияния. Как теперь им обосновывать свое нахождение в стране, становится все большим вопросом. Ведь, если ИГИЛ в Сирии повержен, то и оборонять режим Асада они теперь остаются, получается, против его собственного народа.

Выходит, что именно Москве и Тегерану было очень выгодно существование данной террористической организации, ведь ее деятельность была прекрасным поводом и прикрытием для вмешательства в сирийский кризис. Осознание данного факта позволяет прояснить ситуацию вокруг еще одного резонансного события.

В светлый рождественский день 25 декабря, террористы дали о себе знать в Ливии, которая так же, как и Сирия, переживает непростые времена. Трое боевиков-смертников совершили террористическую атаку, напав на штаб-квартиру МИД Ливии в Триполи. Сначала в здание министерства вошел смертник, он прошел на второй этаж и подорвал себя. Внутри помещения начался пожар, и здание окутали клубы дыма.

Сразу после этого его напарник привел в действие взрывное устройство уже на входе в здание. За этим последовала перестрелка между боевиками и правительственными силами безопасности. Спецназовцы смогли застрелить третьего соучастника террористической атаки. При нем было выявлено взрывное устройство, которое он не успел привести в действие.

В свою очередь, спикер ливийского спецназа Тарак аль-Давасс заявил, что перед атакой смертников возле здания МИД был подорван автомобиль со взрывчаткой, и уже после этого боевики в суматохе смогли попасть внутрь здания. Эту версию подтверждает тот факт, что на улице сгорели несколько автомобилей. Также аль-Давасс предположил, что за терактом могут стоять боевики ИГИЛ.

В результате нападения на здание МИД, по официальным данным Министерства здравоохранения Ливии, погибли 3 человека, а еще 21 человек получил ранения. Среди погибших значится высокопоставленный чиновник МИД Ибрагим аш-Шаиби, возглавлявший департамент исламского сотрудничества. Данное подразделение играет важную роль в процессе поддержания диалога между международно-признанным правительством Национального согласия Фаиза Сараджа и такими принципиальными для внутриливийского урегулирования странами, как Турция, Египет, ОАЭ и Катар.

Второй жертвой стал официальный представитель наиболее влиятельного в столице военизированного подразделения «Революционная бригада Триполи» Абдуррахман аль-Мазугифи. Также погиб медик, на которого рухнуло стекло из окна здания.

Министр внутренних дел Ливии Фатхи Али Башага отметил, что «его страна пожинает плоды внутренних конфликтов, и при этом правительство из-за эмбарго ООН на поставку вооружений не способно вооружить новыми образцами оружия местные силы безопасности, а это значит, впереди новые вызовы, связанные с этим».

Глава МИД Ливии также призвал Совет Безопасности ООН хотя бы частично снять оружейное эмбарго, введенное в 2011 году, чтобы законное правительство могло сдерживать террористов.

Цель террористов, напавших на здание ливийского МИД, лежит на поверхности: она состоит в хаотизации внутренней ситуации в стране в преддверии общенациональных выборов. Изначально народное волеизъявление должно было состояться 10 декабря 2018 года. Но из-за невозможности в полном объеме выполнить Схератские мирные соглашения 2015 года, в частности из-за несогласованности позиций законного правительства в Триполи и правительства-мятежников в Тобруке, которое контролируется фельдмаршалом Халифой Хафтаром, финальное решение по срокам выборов пока не принято.

Любая дестабилизация ситуации в данном контексте делает риск срыва выборов в начале 2019 года все более явным. Хотя МИД Ливии уже 26 декабря возобновил свою работу во временном здании, атмосфера среди дипломатов выглядит удручающей. Они прекрасно осознают, что и дальше будут оставаться мишенями террористов, ведь от их деятельности зависит национальное примирение внутри Ливии и ее стабилизация.

Важно отметить, что нападение на ливийский МИД имеет определенные черты схожести с атакой террористов на американское консульство в Бенгази 11 сентября 2012 года. Тогда боевики проникли на территорию консульства, а после выстрела из гранатомета здание загорелось. В итоге погибли четверо американцев, в том числе посол США в Ливии Кристофер Стивенс.

Именно ИГИЛ взяла на себя ответственность за рождественское нападение на ливийский МИД. Как известно, в декабре 2016 года правительственные войска при воздушной поддержке США смогли лишить игиловцев их базы в городе Сирт, и они, лишенные опорной базы, перешли к тактике групповых террористических вылазок. Хотя ливийский ИГИЛ утратил территориальную локализацию, а значит и ресурсы, извлекаемые из нее, у него все еще остаются сильные иностранные покровители. Чтобы понять, кто это, необходимо рассмотреть для начала, что же представляет из себя ИГИЛ в Ливии на современном этапе.

ИГИЛ: жизнь под личиной кремлевского «Зеленого сопротивления»

История появления ячеек Исламского государства на территории Ливии полна «белых пятен». В открытых источниках можно найти сведения о том, что у истоков ливийского филиала ИГИЛ стояли выходцы из «Бригады Баттар» – это ливийцы, которые в 2011-2012 гг. выехали из страны в Сирию, чтобы вести джихад против алавитской диктатуры Асада в Сирии.

Там боевики указанной бригады принесли присягу ИГИЛ. В 2014 году ливийские игиловцы начали возвращаться на родину. В частности, 300 ветеранов ИГИЛ осели в городе Дерна, что в Киренаике, и создали там Исламский молодежный Совет Шуры (ИМСШ). Под этим брендом велся рекрутинг новобранцев, а также переманивание боевиков из других группировок.

Как известно, в современной Ливии идет война всех против всех, и никакой четкой идеологии у подавляющего большинства местных боевых бригад нет. А значит, миграция боевиков из одной организации в другую является постоянной. Правда в среде ИГИЛовцев отказ от их идей рассматривается в качестве «куфра» - неверия, и карается смертью, что определенным образом делает ряды боевиков более сплоченными.

Уже в октябре 2014 года представители ИСМШ принесли присягу верности «халифу» Абу Бакру аль-Багдади на городской площади Дерны. Так появились три ливийских вилаята ИГИЛ: аль-Феццан (Юг Ливии), аль-Барка (Восток Ливии), Аль-Тарабулус (Запад Ливии). В новые земли халифата начали вливаться неплохие финансовые ресурсы из «ирако-сирийской митрополии»: к примеру, по разведданным ряда Западных стран, первый глава ливийского ответвления ИГИЛ Виссам Наджм Абд Заяд аль-Зубайди, иракец, известный под именем Абу Набиль аль-Анбари, получил из закромов аль-Багдади несколько десятков миллионов долларов для запуска проекта в Дерне.

Но как известно, ИГИЛ на востоке Ливии имел далеко не главный плацдарм. Численность группировки достоверно не известна, оценочные данные очень разнородны, а диапазон от 500 до 10000 активных членов лишний раз указывает на это. Ключевой зоной ее влияния стал город Сирт – столица Вилайета Тарабулус, а также еще ряд прилегающих городов. Именно в Сирте в 2015-2016 гг. были размещены главные базы боевиков. Здесь крайне важно напомнить, что Сирт - это город не простой, а родина покойного полковника Муаммара аль-Каддафи.

Это центр племенной группы каддафа, из которой происходит Каддафи. Сирт дольше всего держался в ходе ливийской революции 2011 года, и стал последним форпостом каддафистов, собственно, здесь сам полковник Каддафи и нашел свою смерть.

В российском пропагандисткам дискурсе город Сирт занимает особое место: его называют эпицентром «Зеленого Сопротивления», и будущей отправной точкой возрождения погибшей Джамахирии. Но парадокс состоит в том, что оказавшиеся на обочине современной политической системы Ливии члены этнической группы каддафа встали вовсе не под зеленые джамахирийские знамена, а под куда более реалистичные черные стяги «Исламского государства».

Согласно сообщениям бойцов 166 бригады из Мисураты, после провозглашения ливийского филиала ИГИЛ, в Сирт из разных уголков ливийской пустыни, а также из-за рубежа начали возвращаться бывшие лоялисты, верные Каддафи до конца. Это офицеры и солдаты бывших вооруженных сил Джамахирии, которые готовы мстить за утраченные позиции и понесенные потери. Боевики ИГИЛ скрывают свои лица под черными масками, но их происхождение не является тайной.

Цель бывших каддафистов состоит в реванше и возвращении властных позиций. Свои основные надежды они связывают с личностью родного сына Каддафи – Сайф аль-Исламом аль-Каддафи. Его называют лидером «Зеленого сопротивления», которое по факту оказалось ни чем иным, как оберткой местного ливийского очага ИГИЛ.

Дошло до того, что Саиф аль-Ислам стал рассматриваться как некая третья сила, способная возродить целостную Ливию. В Кремле уже открыто делают ставку на Саиф аль-Ислама, считая, что он может одержать победу на будущих президентских выборах. Вот что на это счет сообщает российский пропагандистский ресурс RT: «А теперь представьте, что после всего этого Каддафи возвращается и побеждает на президентских выборах. Вот это было бы, пожалуй, самым лучшим итогом вторжения, продемонстрировавшим тотальное поражение его организаторов. Читатель может отмахнуться: где теперь, в 2017 году, взять Каддафи?.. Каддафи-младший — Саиф аль-Ислам — намерен баллотироваться на президентских выборах 2018 года. И внимание: именно его считают фаворитом еще даже не начавшейся гонки…». Комментарии здесь попросту излишни.

Последним откровением, которое демаскирует позиции россиян в ливийском вопросе, выступает письмо Саиф аль-Ислама, адресованное Путину. В письме он выразил надежду, что «Москва станет посредником в переговорах с различными политическими силами в Ливии, а также окажет ему финансовую помощь». Российский МИД в свою очередь заявил, что никого нельзя лишать права участвовать в выборах, но, дескать, пока Россия еще не определилась с кандидатом, которого будет поддерживать.

Ливия сейчас и Европа завтра: очередные жертвы российских авантюр

Внешне Кремль старается не афишировать, кого он конкретно поддерживает из ключевых центров влияния на территории Ливии. В дипломатических кругах стран ЕС считают, что Путин стремится наладить диалог со всеми враждующими ливийскими фракциями, чтобы выжать как можно больше выгоды от сепаратного сотрудничества с каждой из них.

Сами россияне не стыдятся называть свою политику в Ливии «хитрой». Прокремлевское издание «Взгляд» пишет на этот счет: «Порты в Ливии слишком прибыльны и удобны, а нефть слишком легко добывать, чтобы за все за это не бороться». Начали появляться тезисы, что «Путин заберет себе Ливию, также как он забрал Сирию».

Москва реально имеет экономические интересы в Ливии. В феврале 2017-го в Лондоне глава «Роснефти» Игорь Сечин и председатель Национальной корпорации Ливии (NOC) Мустафа Саналла подписали соглашение о сотрудничестве в геологоразведке и добыче. А в середине 2017 года «Роснефть» начала отгрузку дешевой ливийской нефти с дальнейшей перепродажей. Есть у кремлевцев и обширные интересы в сфере торговли оружием, поставок зерна, строительства различных объектов инфраструктуры.

Самым привилегированным партнером РФ в Ливии уже давно называют главу Национальной армии, фельдмаршала Халифу Хафтара. Он выдвиженец бунтарского правительства в Тобруке, и позиционируется в качестве сильной руки, и иногда его даже называют «новым Каддафи».

Хафтар неоднократно посещал Москву и принимался на высоком уровне, в том числе главой МИД РФ С.Лавровым и главой минобороны С.Шойгу. Во время этих встреч были достигнуты договоренности о поставках армии Хафтара оружия на 2 млрд $. В международных СМИ появлялись сообщения о том, что в Ливии находятся российские спецназовцы, и даже ЗРК С-300 и крылатые ракеты «Калибр».

До 2018 года в Ливии уже работали российские наемники из «РСБ-Групп», специализирующиеся на разминировании и охране объектов нефтяной инфраструктуры. В 2018 году к ним добавились «коллеги» из ЧВК Вагнера, ведь в ноябре Пригожин был наравне с Шойгу участником «теплой встречи» с Хафтаром.

Не исключено, что «вагнеровцы» будут принимать участие в реанимации бывших военных баз на территории Киренаики: в Тобруке и Бенгази располагались такие военные объекты. Не стоит забывать, что в 2016 году Россия отпечатала ливийскую валюту для союзного Хафтару правительства.

Однако несколько раз в Москву посещал и премьер-министр легитимного правительства Фаиз Сарадж — противник Хафтара. Россия учла сирийский опыт, и не делала в Ливии ставку только на одну сторону конфликта, ведь в Ливии все очень непросто. Правительство во главе с Сараджем занимает столицу Триполи и некоторые другие территории на западе. Кремль ведет с ним диалог о возобновлении контрактов, которые обсуждались еще при Каддафи-старшем.

В частности, речь идет о строительстве железнодорожной линии от Бенгази до Сирта за 2,2 млрд евро. Также Москва хочет актуализировать 4-х миллиардные оружейные контракты времен Каддафи. Очень плотно с правительством в Триполи работает российский бизнесмен Лев Деньгов, который возглавляет контактную группу РФ по Ливии.

Но похоже, что Путину с его агрессивными амбициями уже надоело метаться между различными центрами влияния в Ливии. Тем более, что оба правительства имеют куда более весомых покровителей, чем россияне.

В частности, законное правительство Сараджа поддерживают США, Франция и Италия, а вот фельдмаршала Хафтара опекают египтяне и эмиратцы, к которым он прежде всего прислушивается.

Волнует Москву также фактор физического здоровья Хафтара, ведь он в возрасте, и уже неоднократно появлялись слухи о том, что у него слабое сердце, а значит «железный человек» Ливии очень даже уязвим.

Такой шпагат подталкивает путинцев бросаться во все тяжкие и идти на союз с Саиф аль-Исламом, который как уже указывалось выше, фактически возглавляет ливийских головорезов в черных масках.

Ставка России на сына Каддафи и ИГИЛ преследует цель удалить всех других игроков с ливийской арены. Прежде всего под удар Москвы при таком раскладе попадают Турция, Катар и Италия.

Москве очень нужен свой человек-марионетка, который будет сеять хаос на ливийской земле, чтобы шантажировать страны ЕС новыми волнами нелегальных мигрантов из Африки. Как показал недавний саммит Африка-ЕС, прошедший в Вене, европейцы очень опасаются приближения новой волны африканских беженцев. Главным ключом для решения этой задачи выступает стабильная Ливия.

Москве как никогда необходима дестабилизация Ливии, чтобы дискредитировать оба враждующих ливийских центра влияния, и стравить их между собой. Особенно Путин желает выбить почву из-под ног законного правительства.

Террористическая атака на МИД Ливии подрывает авторитет кабинета Сараджа. В городе нарастает напряженность между исламистскими боевиками, и любая новая вспышка боевых действий может быть на руку ячейкам Исламского государства.

Именно это, похоже, и нужно Кремлю: провальное российское руководство, развязавшее войны в Грузии, Украине, авантюру в Сирии, полностью лишено международной легитимности. Оно само превратилось в настоящий ИГИЛ, и уже все меньше может скрывать свою истинную сущность. По этой причине путинская РФ поддерживает себе подобных террористов во всем мире, и Ливия здесь совсем не исключение.

Секция «Дельта» группы Информационное сопротивление

http://sprotyv.info/ru/news/kiev/pozelenevshiy-igil-rossiyskie-korni-liviyskogo-terrorizma

facebook twitter g+

 

 

 

 

Наши страницы

Facebook page Twitter page Google+ page

Login Form

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Вы можете оказать финансовую помощь нашему проекту на развитие и поддержку, перечислив денежные средства с банковской карты через LIQPAY:
Спасибо! Мы Вам очень признательны!