Информационное сопротивление

 

 

 

 

 

 

 

 

"Но помнит мир спасённый..." Песня такая была и есть, если помните. И мне конечно очень жаль "Сережку с Малой Бронной и Витьку с Моховой", как жаль любую душу, сгинувшую в этой бойне. Но мне, тем не менее, очень хочется разобраться, от чего же именно спасли этот мир те самые Серёжка с Витькой, да и вообще подумать, малость порассуждать об их гипотетической жизни и спросить, - зачем? И что мир должен помнить? 

 

1. Как и от чего спасенный

 

Начнём с них самих, этих песенных парнишек. Им ещё повезло - они жили в Москве, а не в нищей деревне, где-то в российской глубинке, и статус их родителей, да и их самих был малость повыше - всё-таки не крепостные, простите, колхозники. А значит, немного лучше ели, и хоть и жили в коммуналке, но, скорей всего, там был туалет, водопровод и прочие нехитрые радости тогдашнего советского быта. Допустим, также, что Серёжку, как и многих его тогдашних сверстников, не очень обеспокоясь ни его желанием, ни мнением его родителей, отправили в ФЗУ, а Витьке перед самой войной удалось закончить 10 классов и был он парень образованный и начитанный. Как многие его сверстники, любил стихи Маяковского и "Как закалялась сталь". А ещё, хоть и исчезали соседи по ночам и сновали чёрные воронки по пустынным улицам, были они, пожалуй, счастливы, - ведь они были молоды, а исчезали люди, конечно, за дело, да и страна, как известно, у них была самая замечательная. Ничего, что коммуналка, на "тридцать восемь комнаток всего одна уборная", у трудящихся в мире капитала и того нет, и вообще, "с каждым днём всё радостнее жить".

А как же не радостней, ежели растёт мощь Родины, а Родина несёт свободу угнетённым трудящимся. Вот уже принесла половине Польши, куску Румынии, балтийским странам. Хотели принести и Финляндии, пели "отворяй поскорее, красавица." Красавица, однако не отворила, и вообще, оказалась кусючей и царапучей, о чём серёжкам и витькам, понятное дело, сообщить забыли. А ещё не знали они, что Родина их просто, как бы это сказать помягче, держит за пушечное мясо, или компост, если хотите, для дела будущей мировой революции. Они многого не знали, тем и были счастливы. Не знали, что их, простите, разводят в тёмную, и страна вместо того, чтобы строить дома, делать мебель, машины, шить одежду, производит танки и самолёты. Лучшие в мире и в огромных количествах. Страна готовится "освобождать" Европу.

Лично к ним, Серёжке с Витькой, не может быть никаких претензий - они, когда пришло время, как и все остальные, были призваны в армию и честно старались выполнить свой долг. А когда началась война с Германией, они свято верили, что защищают страну от агрессора. И знаете, они были правы. И для них уже не важно было, что Советский Союз стал жертвой той самой агрессии неустанными трудами своих же мерзавцев правителей, всеми силами приближавших эту войну. Они были большими патриотами, эти пацаны - тоталитарные режимы, надо отдать им должное, умеют выращивать патриотов. И уже было неважно, что протяни немцы с ударом ещё пару недель, и сами бы оказались в роли жертвы, а товарищ Сталин отправил бы своё воинство нести счастье трудящимся порабощённой Европы. После 22-го июня это уже было неважно. Упырю всё-таки повезло. В тот момент его планы и интересы народа совпали - надо было себя спасать, - и ему и народу.


Плакат сталинских времен. И ныне их потомки что-то квакают о гейропах...

Они были такие, Серёжка с Витькой, они пошли воевать с сознанием своего долга перед страной, столько им давшей. Этим они и отличались от деревенских парней, составлявших большинство Красной армии, парней, хорошо помнивших, как их родителей загоняли в колхозный рай. Эти парни и побежали при первых выстрелах. Бежали, пока не наткнулись на пули заградотрядов, и только тогда остановились. Они-то, деревенские, надеялись, что может теперь колхозы распустят. Но не тут-то было, к большой радости товарища Сталина. Немцы против колхозов ничего не имели, да и вообще, сами были социалистами.

И народ, среди которого были и наши герои, потянул лямку, как и всегда, как и все предыдущие годы и века - покорно и безропотно. Терпел, когда отступающие войска оставляли за собой выжженную землю, выгоняя своих же сограждан на мороз, терпел, поднимаясь в лобовые, бессмысленные атаки на немецкие пулемёты, ложился десятками тысяч, чтобы взять какой-нибудь город к памятной дате, чтобы их мясник-командующий заработал очередной орденок.

Серёжка с Витькой тоже были там. Тоже воевали. Где, - мы можем только предполагать. Знаем лишь, что они с той войны не вернулись. Погибли. А вот до гибели их, сложиться у них могло по разному. Сперва им нужно было выжить в первые два самых страшных года войны - не сгинуть в котле, где-нибудь под Киевом, не попасть в окружение под Харьковом, а выбравшись оттуда, не попастЬ в лапы СМЕРША и не быть мимоходом расстрелянным с другими "диверсантами" и "паникёрами", не быть сметёнными кинжальным огнём в лобовой атаке под Ельней, куда их кинул мясник Жуков. Они, плохо ли, хорошо ли, но действительно защищали свою страну, вытаскивали её из беды, в которую её загнал их обожаемый вождь и учитель. Они, разумеется, могли оказаться и на финском фронте и драпать от горячих финских парней, на которых их Родина напала, так что, в данном случае, они сами уже были агрессорами.


В подлинном цвете: Танкист 2-го Прибалтийского фронта в минуту отдыха бреет товарища у замаскированного танка Т-34-76

Но всё решительным образом поменялось, когда в войне наступил перелом и они, вслед за отступающим противником дошли до старой советской границы. Здесь они и начали спасать мир, который, как мы знаем из той самой песни - помнит. Помнит сожжённые литовские хутора, помнит карательные акции против местного населения, помнит бои с партизанами в лесах балтии и карпатских горах, когда те самые Серёжка с Витькой загоняли пинками непокорных обратно в советский рай.

Миру также есть что помнить, когда Серёжка с Витькой железным катком прошлись по "освобождаемой" Европе, сменяя коричневую оккупацию красной. Есть что помнить полякам, когда "освободители" пальцем не пошевельнули, чтобы помочь варшавскому восстанию, наблюдая равнодушно с другого берега Вислы, как немцы топят его в крови. Или, как серёжки с витьками травили по лесам солдат Армии Крайовой. Как в "освобождённых" странах свирепствовали чекисты, ничем не лучше тех же гестаповцев, и из пражского Града каждую ночь вывозили грузовики с трупами. О массовых расстрелах тех, кто почему-то был не рад новым коммунистическим порядкам в своих странах, о миллионах изнасилованных женщин, везде где прошли Серёжка и Витька, о зверствах в Восточной Пруссии, о грабежах и мародёрстве. О том, как спешили опередить союзников, "освобождая", чтобы успеть посадить во власть коммунистов, приехавших в советском обозе.

Восточная Европа, не сомневаюсь, помнит о полувековом советском рабстве, куда его ввергли наши герои, о сталинском терроре, о советских вторжениях в Венгрию и Чехословакию. Я уверен, - всё-всё помнит "мир спасённый". Где-то там и погибли Серёжка с Витькой, хорошо ещё если в бою с немцами, а могли бы и от пули бойцов УПА, или армии Крайовой, или финского Шюцкора. Это уж, как карта им выпала.

Я не обвиняю Серёжку с Витькой, они и правда верили в свою правоту, и если они не запятнали себя мародёрством, грабежами, насилием, то заслужили благодарную память в своей стране. Вот только сама страна эту память никак не заслужила, ибо она виновата в той бойне, где погибли эти пацаны. Это её диктатор привёл в Германии к власти чудовище, которое потом кинулось на своего создателя. Спасая себя, Серёжка с Витькой вытаскивали и задницу Сталина, и жизнь их на его совести, на его и этой страны и трижды проклятой Советской власти. Жизнь, прожитая в нищете и беспросветности, во тьме самой страшной диктатуры в истории, короткая и горькая.


Помнит, помнит "мир спасённый". Помнит то, что было на самом деле. Потому и корчит наследников кремлёвских палачей от правды, потому и поднимают вой по поводу любого акта "неуважения" к их варианту памяти о той войне. Ленточки колорадские, побрякушки - их общий стиль, как и игрища и пляски вокруг идолов. А поломанные, несостоявшиеся жизни серёжек с витьками - лишь удобный повод пустить крокодилью слёзку по "бессмертному батальону", ляпнуть с трибуны что-нибудь пафосное, сплясать на их костях. Судьба выживших - тому яркое подтверждение.

Но есть всё же, пусть и мизерный, микроскопический шанс, что всё у наших героев сложилось иначе, что они не погибли, а оказались в плену и были освобождены американцами. Или же сами, а такие действительно были, ушли в западную зону оккупации. И их только считали погибшими, а прожили они жизнь там, в свободном мире, женились, и их дети никогда не знали, что такое жить при Советах. Пусть это практически невозможно, но были, были такие случаи, и далеко не один.

Обидно, что никто так и не ответил за сломанные жизни серёжек и витек, хотя было и им счастье - не знать, не ведать, как им в жизни не повезло, какой горькой сложилась их судьба. А мир, который "спасённый", действительно должен помнить, - ведь тогда есть шанс, что убийцам пацанов всё же воздастся. Хотя бы посмертно. Должна же быть в этом мире хоть какая справедливость.

***

2. По заветам предков: Ордынским ходом к последнему морю. О феномене "русской культуры"

 

Как там говорил Геббельс: "Когда я слышу слово "культура" - я хватаюсь за пистолет." Ну, по крайней мере, честно. Ну, не нужна была нацистам культура. Та её часть, которая не соответствовала их единственно верному учению. Потому и книги непотребные жгли, и писателей, кто пишет не так и не то, сажали, вместе с прочими художниками и композиторами.

Параллельно со строительством социализма национального, в другой стране строили свой социализм и тоже имели весьма своеобразные представления о культуре, и также не жаловали тех, кто мешал таковой правильно процветать. Впрочем, в обоих фаш..., простите, социалистических государствах, искусство, равно как и культура принадлежали народу. За народ, понятное дело, решали специально поставленные товарищи, что именно должно ему принадлежать, а что, по причине полной ненадобности, более того - вредоносности, должно быть уничтожено вместе с его же создателями. Оставалось не так уж много, ибо уложиться в прокрустово ложе государственных идеологий было очень непросто. Есть у них, у идеологий, такая интересная особенность как-то так резко снижать спектр возможных мнений, вкусов, пристрастий. Плюс, не потерял актуальности бессмертный тезис, высказанный арабским военачальником по поводу александрийской библиотеки: "Если в этих книгах сказано то же, что и в Коране - они бесполезны, а если что-то, чего нет - вредны".

Здесь снова есть смысл поговорить о феномене, именуемой русской культурой, а также, по поводу того, почему средневековье в Германию так и не вернулось, а в Советском Союзе и нынешней России наступает стремительно. Что касается немцев, то здесь всё просто - они отказались от идеологии и всё как-то рассосалось само собой. Впрочем, мало сказать - отказались, им в массе своей, безумно стыдно за этот период торжества их варианта единственно верного учения.

Кстати, в чём заключается основное, на мой взгляд, различие, между государством тоталитарным и авторитарным? Авторитарное просто не даёт гражданам лезть в политику, в то же время абсолютно не интересуясь их частной жизнью. Авторитарные режимы, как правило, лишены идеологии, даже если официально провозглашается иное. Пример тому - нынешний Китай.

Тоталитарные режимы - другое дело, ибо базируются на идеологии, не важно какой, - национальной, коммунистической, религиозной, или же их причудливой смеси. Идеология же, в свою очередь, ставит частную, личную жизнь человека в чёткие рамки и бдительно следит, чтобы человек не покидал их пределы. Более того, государство требует от подданного активного участия в многочисленных ритуалах и действах, связанных с этой самой идеологией и постоянных подтверждений верности. Искренность здесь не так важна, как мы помним из того же советского опыта - о желании участвовать в этих ритуалах никто не спрашивал.

Здесь и появляется тот самый запрос власти на тот суррогат, который заменяет культуру при тоталитаризме. И Гитлер, и Сталин, и приставленный к искусству Жданов, и Хрущёв, в более вегетарианские времена, вполне искренне говорили о том, что это самое, принадлежащее народу искусство и должно быть таким - понятным и легко воспринимаемым самыми примитивными и малообразованными людьми. Отсюда и те фильмы и книги с ходульными положительными персонажами и опереточными злодеями, назидательные и морализирующие, приближающиеся в этом плане к соответствующей религиозной литературе. То есть искусством здесь и не пахло. Жалкие остатки реальной культуры и искусства, в лучшем случае терпели, и именно они вызывали неудержимое желание Геббельсов со Ждановыми схватиться за пистолет. Единственная возможность делать что-то реально хорошее, живое, интересное - предварительно отработав положенное количество трудодней на ниве официальной "культуры". Либо создавать что-либо в стол. Маргинализироваться, как в случае с теми же Ахматовой и Зощенко. А самое вероятное - вообще сгинуть в концлагере или расстрельном подвале, как Бабель или Мандельштам.

Ну и закономерный результат - интеллектуальная деградация общества, и как эффект снежного кома - общее одичание во всех сторонах жизни, включая науку и технологии. Возвращение Средневековья с присущим ему одичанием и ожесточением. Немцы, повторюсь, преодолели всё это - слишком короток был период тоталитаризма, слишком жестоким поражение в войне, очень уж глубока была европейская культурная традиция. Плюс, разбуженная у нации совесть и стыд за всё содеянное - за Холокост, за 50 миллионов погибших.

России здесь традиционно не повезло. Патриархальный народ, перманентно находившийся в рабском положении, азиатский по образу мышления, исповедующий одну из наиболее архаичных форм христианства, был просто законсервирован в таком состоянии, ибо уже был полностью морально готов к большевистскому тоталитаризму. И большевики заранее позаботились - вспомните сколько Ленин накропал статеек по поводу отношений и взаимодействия режима и литераторов.

Всё это, конечно, более чем закономерно и причины лежат на поверхности. Подлинное искусство, общая эрудиция, принятие многообразия мира, как должного и естественного, заставляет думать, анализировать, сопоставлять. Что власти абсолютно не нужно. Чем проще, тем лучше. Не случайно же Жданов, поучая композиторов, говорил, что лучшая музыка, это та, которую можно легко напеть. И здесь же, кстати, в этом стремлении к максимальной простоте - одна из причин обречённости тоталитаризма. Отучившаяся думать и анализировать нация деградирует во всех отношениях. Что и произошло в Советском Союзе. Более того, в силу ограниченности руководства, начинаются гонения и на науку, лишь усугубляя картину упадка. Как это и произошло с теми же генетикой и кибернетикой.

Тоталитарные вожди не могут не мыслить архаично, не быть людьми "из прошлого". Гитлер, черпающий вдохновение из истории древних германцев, Сталин - кавказский уголовник, нынешняя российская власть, пытающаяся создать новую идеологию на смеси самого чёрного национализма (читай - нацизма) и религии в её весьма средневековых, диких формах. Единственное, что несколько замедляет полный и окончательный возврат Средних Веков - это особенности нынешнего времени, необычайно быстрое распространение информации и открытость мира. Но над этим тоже уже работают. Не будем обольщаться. Орда была и есть. И потомкам Чингисхана думающие и образованные не нужны.

Именно поэтому государственное образование рухнуло ниже самых плохих советских образцов, при пока ещё существующем доступе к информации, общий уровень развития нового поколения чрезвычайно низок. Идёт борьба с любыми нестандартными поисками в искусстве, под видом оскорбления чувств верующих. Что можно, вообще требовать от культуры, если министром её является Мединский? Если дикость населения поощряется и культивируется, если православные "активисты" с молчаливого одобрения властей преследуют режиссёров, артистов, художников, если снова запылали костры из книг? Если снова процветает религиозный фанатизм, а история цивилизации искажается. Весь мир - русская земля. Гипербореи, русские, именно они, стоят у истоков цивилизации.


Только вот цивилизация бежит из России. Бегут учёные. Остаются Петрики, обласканные властью. Средние века - время алхимиков. Не просто Средние века. Средние века азиатские - время Орды. Время Русского Мира - новая инкарнация похода "к последнему морю". Время озверевшей толпы, массовой истерии "Антимайдана" и камланий по поводу годовщины агрессии. И если древние деспоты выбивали историю своих побед на камне, нынешние хвастаются ими с экранов телевизоров. Только вот, вместо луков и сабель, у нынешних дикарей есть атомное оружие.

Нельзя себя успокаивать тем, что мрак там ещё не опустился окончательно. Процесс идёт неумолимо. Четверть населения, верящая, что Солнце вращается вокруг Земли, миллионы в очереди к "дарам волхвов", толпы, жаждущие приложиться к портрету диктатора - ещё примеры? Несть им числа. Почитайте, пока там ещё есть Интернет.

И снова - плевать бы на них, если бы не одно "Но". Они снова собрались "к последнему морю", а значит их надо остановить. Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.

flavius-aetius1

http://novaukraina.org/news/urn:news:E5E449

 

facebook twitter g+

 

 

 

 

Наши страницы

Facebook page Twitter page Google+ page

Login Form

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Вы можете оказать финансовую помощь нашему проекту на развитие и поддержку, перечислив денежные средства с банковской карты через LIQPAY:
Спасибо! Мы Вам очень признательны!