Информационное сопротивление

638702_1_w_300.jpg (67.81 Kb)


Политтехнолог 40-летний Тарас Березовец сидит в холле своего офиса на столичной ул. Горького. С помощницей что-то печатают на компьютере. Просит подождать в его кабинете напротив.

Здесь много игрушечных машин — на столах, комодах, полочках. Стены завешены картинами и плакатами. Один из них — Березовец в образе суперагента 007. В углу стоит маленький аквариум с рыбками.

Открыт балкон. На перилах развевается сине-желтый флаг.

В какой сейчас точке находится Украина? 



— В третьей критической. Первая точка слома — 18–21 февраля прошлого года, когда был критический момент на Майдане. Если бы тогда не удалось остановить Януковича, жертв было бы больше. Режимы Путина и Януковича готовили масштабные похищения активистов. Исчезли бы тысячи людей.

Второй переломный момент — август 2014 года, когда наши войска почти освободили территорию Донбасса. Только вмешательство регулярных российских подразделений не дало сделать это полностью. Без них мы бы очистили Донетчину и Луганщину и говорили бы не о террористах ЛНР и ДНР, а об освобождении Крыма.

Сейчас наступает третья критическая точка. Она связана с буксованием реформ в стране. Этот экономический и общественный кризис придется на местные выборы в октябре. Если удастся его преодолеть, будет стабильное демократическое развитие. Если нет — Украину может ожидать диктатура.

От кого или чего зависит преодоление этого кризиса?

— От общих действий президента, правительства и парламента. Если провалят реформы, их рейтинги обвалятся. Майдан-3 будет реален. Его будут поддерживать российские спецслужбы. Путин убедился, что победить Украину на войне невозможно. Единственная надежда — на внутреннюю контрреволюцию и третий Майдан.

Кто может быть лицом контрреволюции?

— Пока что такой человек не проявился. Но есть попытка использовать для переворота часть добровольческих батальонов. В частности, "Правый сектор".

Диктатор может появиться из этой среды?

— Может быть или военная диктатура, или диктатор из командиров батальонов, которые имеют опыт боевых действий. В частности, в городских условиях. Разведчики рассказывали: чтобы захватить помещение правительства, достаточно 70 опытных спецназовцев. Администрацию президента возьмут 50. А Верховную Раду — 20.

Как отреагирует общество?

— Пассивно. Основная масса будет не готова с этим бороться. Путин пока не может осуществить этот сценарий, потому что еще есть доверие к власти.

Какова вероятность такого развития событий?

— Сейчас не превышает 20 процентов.

Что может стать предпосылкой?

— Кроме экономического кризиса, тяжелое военное поражение. Путин провернул два котла. Была общественная истерия, шины под Министерством обороны, но расшатать ситуацию не удалось. Сейчас военным поражением может быть падение Мариуполя. Или наступление на Харьков. Это может сломать фронт, начнется паника.

Как не допустить такой сценарий?

— Нужно не дать Путину достичь военной победы. А власть должна показывать какие-то успехи. Появление полиции в Киеве — хороший пример. Власти нужно сконцентрироваться на нескольких направлениях. В частности, внести изменения в Конституцию, запустить децентрализацию. Наконец найти и посадить виновных в расстрелах на Майдане. С этим можно выходить к людям. Не будет этого — Путин попытается дестабилизировать ситуацию на фронте.

Почему президент не увольняет генерального прокурора Виктора Шокина, к которому набралось огромное количество претензий?

— Порошенко доверяет ему. Считает, что тот справится с делами по Майдану. На Давида Сакварелидзе (заместитель генпрокурора. — "ГПУ") есть свои планы. С самого начала президент видел его главой Антикоррупционного бюро. Действующий его руководитель Артем Сытник — случайный человек. Со временем Порошенко на Антикоррупционное бюро, наверное, назначит Сакварелидзе. Туда отойдут все полномочия по борьбе с коррупцией среди наивысших чиновников.

Почему в борьбе с коррупцией до сих пор стоим на месте?  


— Годами все связаны. Почему бывший глава Апелляционного суда столицы Чернушенко исчез? Предупредили друзья, и он бежал из страны. Должен прийти такой, как Сакварелидзе. Который не связан клановыми связями, которому плевать — чей брат или сват. И начать садить.

Один человек способен изменить ситуацию?

— У него будет команда из 700 работников. Это проходили европейские страны.

Пока Антикоррупционное бюро не заработало, что делать?

— Нужно использовать имеющиеся механизмы. Сакварелидзе показывает, что устаревшая и коррумпированная прокуратура способна действовать. У него есть семь следователей. У другого заместителя Виталия Касько — трое. Вместе они способны делать серьезные вещи.

Прокуроров-взяточников уволили, а их покровителя первого заместителя генпрокурора Владимира Гузыря не трогают. Почему Шокин и Порошенко держатся за него?

— Президент оставляет людям возможность самим уйти в отставку. Так он поступил с Гелетеем, Яремой (предыдущие министр обороны и генеральный прокурор. — "ГПУ"). Возможно, Гузырь сам захочет уволиться. Если нет, до него еще доберется Антикоррупционное бюро. Главное, чтобы не убежал.

Когда посадят первого из трех друзей, о чем Порошенко говорил на представлении предыдущего генпрокурора?

— До местных выборов, то есть до 25 октября.  
 

Лидеры "нормандской четверки" (президенты Украины, России, Франции и канцлер Германии. — "ГПУ") договорились, что до конца года должны быть выполнены минские соглашения. Это реально?

— Все зависит от Путина. Он и террористы не собираются выполнять эти соглашения. Но изменить ситуацию может создание международного трибунала по сбитому Боингу-777. Это будет сделано в обход Совета Безопасности ООН, потому что его решение Москва ветирует. Можно через Генеральную Ассамблею ООН, хоть это и более длительный процесс — может затянуться до полугода. Но только заговорили о трибунале, Обама сказал: США запретят российским компаниям любой доступ к западным ресурсам. А все крупные фирмы завязаны на международную систему — берут кредиты. Поэтому позиция Кремля будет меняться, в зависимости от ситуации с международным трибуналом. Тот может признать виновными сепаратистов, а может и конкретно Путина.

На какие уступки должен пойти российский президент?

— Вывести свои войска с Донбасса.

А Крым?

— О Крыме пока речи нет. Сначала Россию выдавят с Донбасса, а потом уже — с полуострова. Я общался с американцами на уровне заместителя госсекретаря. Они однозначно не сдадут назад, потому что для них Крым — принципиальный вопрос. Это — аннексия.

Собирает футболки лондонского "Арсенала"

Тарас Березовец родом из Керчи в Крыму. Закончил факультет журналистики Киевского университета им. Тараса Шевченко. Учился в Лондоне. Год работал пресс-секретарем у представителя президента в парламенте Романа Бессмертного. Был консультантом в Институте российско-украинских отношений при Совете нацбезопасности и обороны.

Избирательными кампаниями занимается с 1994 года. В 2010-м создал и возглавил компанию "Берта Комюникейшн", которая предоставляет политконсультации.

Увлекается политической рекламой. Любит путешествовать и готовить. Отливает оловянных солдатиков. Собирает старинные монеты, игрушечные машины, футболки лондонского футбольного клуба "Арсенал".

Жена Елена — организатор корпоративных праздников. Воспитывают сына Степана.

Два месяца писал книжку 


— Написал книжку "Аннексия. Остров. Крым", — говорит Тарас Березовец. — Потратил два месяца. Там пересказываются события с 18 февраля по 18 марта 2014 года, изо дня в день. Мы опросили около 40 людей. Дали интервью Арсений Яценюк, Арсен Аваков, Александр Турчинов, Сергей Пашинский, Юлий Мамчур, Николай Балан. Книжка выйдет в сентябре на 450 страница

http://gazeta.ua/ru/

facebook twitter g+

 

 

 

 

Наши страницы

Facebook page Twitter page Google+ page

Login Form

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Вы можете оказать финансовую помощь нашему проекту на развитие и поддержку, перечислив денежные средства с банковской карты через LIQPAY:
Спасибо! Мы Вам очень признательны!