Информационное сопротивление

____519_500x317

Москва. Февраль. Захожу в подъезд обычного многоквартирного дома, здороваюсь с вахтёршей, мадам лет 55-ти (то есть, сталинских времён точно не застала, и, вполне возможно, участвовала в демократических митингах начала 90-х, так как тогда была молодой женщиной в расцвете сил). Перекидываемся парой слов – как обычно, о погоде, о прошедших праздниках. Решаю пошутить (признаться, весьма неуклюже): “Я тут теперь персона нон-грата, на меня тут заявления в ФСБ строчат массово, так что, если парни в штатском будут ломиться, Вы мне позвоните, пожалуйста”.

Вы когда-нибудь включали пылесос в комнате со спящим котом? Вот только кот не орёт шёпотом (да, и так бывает): “Уходите отсюда!Мне не нужны неприятности! Я ничего не знаю! Я просто хочу спокойной жизни!”. Женщина забивается в свою будку и задёргивает жалюзи. Я в недоумении иду домой.

На следующий день московский приятель за рюмкою кофе провёл со мною “душеспасительную беседу”.

– Ты совсем больной? Ты о чём только думаешь? Взял – и человека подставил. И так у неё работа не сахар.

– В смысле – подставил?

– В прямом. Там же в подъезде по-любому камера, и ещё парочка – на улице. То есть, если надо будет, вас срисуют. И её, только потому, что она с тобой беседовала, будут по допросам таскать. Понятно, что она так обделалась.

– Стой, ты издеваешься? Какие допросы? Кто срисует? Я тут что – Бен Ладен? Или, может, тридцать седьмой год на дворе?

 

Приятель бросает опасливый взгляд по сторонам. Ничто не предвещает беды. За соседним столиком подружки-хохотушки изучают планшет, чуть поодаль обнимающаяся парочка, на заднем плане официантка в фартуке, играет какой-то ненавязчивый лаунж – спокойная картина, словно в Киеве, или в мирном Донецке. Тишь да гладь – но не для моего товарища.

– Тридцать седьмой или нет, – веско итожит он, – а проблемы никому не нужны. Кстати, ты бы поменьше лицом торговал, отсидись дома недельку-другую. И да – не звони мне на телефон. Лучше на скайп звони. А то мало ли чего?

Когда в Украине мы слышим от простого смертного фразу “на меня пожаловались в СБУ” – мы крутим пальцем у виска. Ведь перед нами, очевидно, либо позёр, набивающий себе цену, либо параноик, по которому соскучился психотерапевт.

По-настоящему попасть в поле зрения Госбезопасности здесь может только какой-нибудь наркобарон, оружейный дилер, миллионный мошенник и тому подобная элита преступного мира. До минувшего года понятие “терроризм” было знакомо нашим соотечественникам, разве что, по игре “Counter Strike”. Спецслужбы, по большей части, занимались тем же, что и милиция – крышеванием, вымогательством, шантажом и фальсификацией показателей – только в несколько иных масштабах. Жизнь текла размеренно и сонно – да и в наше время процентов 80 украинцев продолжают так жить.  

 

А такое понятие, как политический сыск, и по сей день отсутствует в принципе. Попробуйте написать заявление на “бытового сепаратиста” и отнести его в СБУ. В лучшем случае, вам кивнут с серьёзным видом, а через десять минут будут смутно помнить, что некто заходил, и нечто приносил. Украина кишмя кишит чиновниками, общественниками, журналистами, политическими активистами, которые спят и видят, как “моторола” входит в их город с флагом “Новочмоссии” наперевес. И даже публично об этом заявляют. И даже не скрывают при этом имён-фамилий.

Кое-кто из них всерьёз рассчитывает на преследования со стороны властей. Надеется, что против него возбудят громкое дело, под которое можно будет по-быстрому отхватить политическое убежище в РФ и занять хлебное местечко на федеральном канале или ещё где-нибудь. Напрасные надежды. Системе эти субчики даром не нужны. Максимум, на что они могут рассчитывать – что однажды какой-нибудь неравнодушный гражданин разобьёт им нос или разрисует дверь в квартиру.

Но всё-таки – откуда берутся леденящие душу истории про “зверства палачей Хунты”? А всё просто – на самом деле, россияне, которые сочиняют этот бред, переносят на украинское полотно российский опыт. “Террор спецслужб” они рисуют прямо с натуры – только не с украинской, а с российской натуры. Это в “Верхней Вольте с ракетами” можно сесть на несколько лет за неприличный жест в адрес полицейского, за крамольное стихотворение, за прослушивание украинского гимна в собственной машине или за звонок в украинское посольство.  

Поэтому они боятся. Трон красно-коричневого императора-шизофреника держится не столько на штыках, сколько на страхе – липком и всепроникающем. И этот же самый страх они попытались экспортировать в Украину. Да только ничего у них не вышло – украинцам оказался не нужен лежалый и неликвидный товар.

Что бы кто ни говорил – мы живём в свободной стране. Возможно, в одной из самых свободных стран мира – кроме шуток. Мы не знаем страха – ни перед властью, ни перед полицией, ни перед “чекистами”. Послать куда подальше человека в погонах для украинца – в порядке вещей. Это плохо, это неправильно – но, вместе с тем, это важный показатель. Наш народ не сумели запугать ни доморощенные вождишки, ни Путин Джюс со своими деревянными “оволченцами”. Мы не боимся. Поэтому им нас не победить.

Данил Чикин

http://resistance.today/redirect/frameset.php?url=http%3A%2F%2Fnewsonline24.com.ua%2Figra-okonchena-putin-doigralsya%3F_utl_t%3Dfb

facebook twitter g+

 

 

 

 

Наши страницы

Facebook page Twitter page 

Login Form

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Вы можете оказать финансовую помощь нашему проекту на развитие и поддержку, перечислив денежные средства с банковской карты через LIQPAY:
Спасибо! Мы Вам очень признательны!