Информационное сопротивление

Идентификатор «свой-чужой». Это значит — жгите другую машину, не мою.

В общем, тут дело не в том, что люди вышли на протест, это как раз – хорошо и правильно. Если не бороться за свои права – то всегда найдется тот, кто попытается их урезать. Вопросы же экологии, которые остро ставят французы, тоже нужны и важны. Если они себе уже могут позволить выступать за какие-то моменты именно экологического характера – тоже о многом говорит. Но заявленные цели и средства, которыми они пытаются этого достичь – абсолютно не соответствуют друг другу.

Заметим, наш Майдан был намного более жестким противостоянием и в этом ни у кого не может быть сомнений, но при этом у нас не было ничего из того, что происходит во Франции. Никто не громил офисы банков и магазинов и никому просто в голову бы не пришло по городу жечь автомобили киевлян.

Более того, французы говорят о том, что если в их действиях и есть какие-то неприятные аспекты, то это от того, что движение – абсолютно стихийное, и в такой ситуации, всякое может случиться. Видимо, там очень слабо понимают то, как работает именно самоорганизация. Майдан показал ее в чистом виде. Те, кто участвовал в этом событии, не дадут соврать, как освистывали политических деятелей, которые пытались выдать себя за руководство Майдана. Их чуть ли не пинками со сцены сгоняли. Особенно – после очередных «переговоров» на Банковой. Причем, на самом Майдане все действовало исключительно в добровольном и не приказном порядке. Мне даже трудно себе представить, что бы случилось с теми, кто попытался громить окрестные магазины, прикрываясь Майданом.

 

Во Франции такого духа нет, и похоже – не было. Множество очагов активности «жилетов» говорит о координированности акций и накала их активности. И мы уверены, что где-то в глубине души участники этих мероприятий, которые примкнули к ним по каким-то своим соображениям, улавливают фальшь ситуации, но боятся себе в этом признаться.

Это проявляется как оговорка по Фрейду. Какой-то маленький штрих поясняет все. И мы нашли такой штрих. На заглавном фото видно, что участники мероприятия практикуют демонстрацию скомканного жилета под лобовым стеклом автомобиля. Зачем они это делают? А делают они это для того, чтобы их собственный автомобиль не постигла участь автомобилей других горожан. Известно, что для улучшения экологии и повышения социальных стандартов очень полезно жечь припаркованные автомобили частников. Видимо, чем больше будет их сожжено, тем лучше станет с экологией. И это можно было бы как-то понять, если «жилеты» напрочь отказались от передвижения на собственных автомобилях, или по крайней мере – они частично перестали ими пользоваться. Но ничего подобного. Сами они имеют эти автомобили, но отнюдь не желают, чтобы их сожгли в пылу уличных баталий. То есть, они прекрасно знают, что их действия приводят именно к этому, а потому – выкладывают жилет, как бы сигнализируя о том, что жечь надо чей-то другой автомобиль, а не  его собственный.

В итоге получается ситуация, которую описал Лесь Подеревьянський в финале своей пьесы «Гамлет». Жилеты громят то, что никак не влияло на вопросы, которые они поднимают, но странным образом это самым непосредственным образом влияет на одну из самых заметных статей пополнения бюджета – туризм. Хуже того, они почти убили уличную торговлю в центре Бордо, и скорее всего – других городов, где они проводят свои акции. А ведь на туристах зарабатывали именно мелкие торговцы сувенирами, владельцы кафе и ресторанчиков и отельеры. Ведь никому в голову не придет поселится в отеле, который находится в эпицентре побоища и может быть в любой момент полностью заблокирован или еще хуже, с учетом того, как демонстранты любят  все жечь. И это при том, что турист просто идет косяком для осмотра достопримечательностей и с желанием оставлять там свои деньги. Во многих французских городах доходы городского бюджета на половину формируются от прямых и опосредованных поступлений туристических денег. А ведь оттуда финансируется множество социальных и экологических программ, которые и стали официальной причиной выступлений.

Глядя на это со стороны и имея опыт Майдана, мы можем с уверенностью утверждать, что налицо – хорошо спланированная спецоперация, которая направлена на нанесения материального и морального ущерба стране противника. Если с материальным ущербом все примерно понятно, то проявление морального ущерба еще впереди. Постепенно уходит та сытая беспечность, которая стала визитной карточкой Старой Европы. Ведь очень трудно поверить, что владелец сожженного автомобиля и разгромленной пиццерии будет питать к «жилетам» теплые чувства, и чем дальше, тем расслоение и противопоставление различных групп французов будет давать негативные и долгосрочные эффекты. Чем дольше все это будет проходить в таком ключе, тем более вероятным станут необратимые изменения того, что все мы знали под именем Франция.

В принципе это – не хорошо и не плохо. Все течет и все меняется. Если они сами решили измениться, это – их право. Но как они будут жить с тем, когда выяснится, что это не они сами менялись, а их изменяли извне, целенаправленно и со злым умыслом?

https://defence-line.org/2019/01/iz-chego-sdelany-zhele-zhon-zheltye-zhilety-chast-3/#more-31984

facebook twitter g+

 

 

 

 

Наши страницы

Facebook page Twitter page Google+ page

Login Form

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Вы можете оказать финансовую помощь нашему проекту на развитие и поддержку, перечислив денежные средства с банковской карты через LIQPAY:
Спасибо! Мы Вам очень признательны!