Информационное сопротивление

114279.jpg (46.86 Kb)

Константин Никитенко

Как показывает исторический опыт, тени прошлого еще долго сохраняют свое влияние и довольно мощную силу.

Соответственно, не проведя своеобразную «работу над ошибками», не оценив и не осознав свою историческую судьбу, мы так же долго будем обречены в очередной раз наступать на те же грабли. Трагические судьбы миллионов погибших требуют разделить жертвенный подвиг народа и преступления сталинской системы. Налицо печальный парадокс: народам бывшего СССР, чтобы одолеть немецкий нацизм, понадобилось пять лет, а борьба с последствиями, разнообразными атавизмами и рудиментами сталинского тоталитаризма продолжается до сих пор!

Яркое свидетельство тому — события на Востоке Украины. Наверное, мало кто мог себе представить, что через 70 лет после окончания Второй мировой войны мир окажется перед прямой угрозой начала третьей мировой. Да и вообще, что слово «война» сойдет со страниц школьных учебников и научных монографий. Фронтовые сводки превратятся в нашу повседневность.

А красивая фраза из старого фильма «есть такая профессия — Родину защищать» вдруг потеряет свой кинематографический пафос. Мы станем свидетелями жертвенности и предательства, а на дверях в подвалах застенков на оккупированной территории снова появятся надписи «НКВД»... Все это свидетельствует о том, что из нашего прошлого кое-кто делает довольно своеобразные выводы. Работа над ошибками будет непростой.

Наше прошлое, к сожалению, малой ценой нас не отпускает. В современном мире концепция тоталитаризма изменяется. В России, например, реализация идеологии «Третьего Рима» — формирование великой могущественной нации (ностальгия по утраченной империи) — привела к тому, что благодаря стараниям кремлевской пропаганды политику Сталина значительная часть населения воспринимает как хоть и неоднозначное, но вынужденное, необходимое, а в итоге даже как положительное явление.

Сталин, вполне в духе современной терминологии, признается «эффективным менеджером». Его прямой последователь президент России Путин демонстрирует упорное желание войти в историю если не добрыми государственными делами, то хотя бы своей неадекватностью. Человеком, который впервые после Второй мировой войны откровенно наплевал на незыблемость границ в Европе и принялся делить мир, захватывая чужие территории.

Итак, недостаточно просто разрушить памятники Сталину—Ленину, переименовать улицы и города. Важно сделать так, чтобы в ХХІ в. у разных «диванных» или реальных диктаторов не возникало желания повторить преступный путь. Нетрудно предвидеть, что Путин превратит нынешнее 9 мая — «день победы» — в помпезнейшее празднование империи, наполнив его набором современных пропагандистских аллюзий: «деды воевали — теперь буряты воюют», преступления фашизма и «распятые мальчики»...

Именно поэтому стоит разобраться, насколько однозначно черно-белой является наша история. И праздником какой победы является 9 мая?

Вторая мировая война. Передел мира, война с Финляндией, оккупация Прибалтики, присоединение территорий, «дружба, скрепленная кровью»... и нападение «союзника» А.Гитлера. Трагедии 1941 года... Окруженные армии, миллионы попавших в плен, тысячи уничтоженных партизанских отрядов и диверсионных групп. Отданные врагу огромные территории. Население в условиях оккупации. Жизнь и выживание. Строительство концлагерей и «зачистки неполноценных народов». Страшные реалии войны.

Впрочем, окончание войны также не принесло народу такого долгожданного облегчения. На смену гитлеровским палачам пришли сталинские. Каждый, кто был на оккупированной территории, в немецком плену и даже в партизанских отрядах, должен был пройти тщательную проверку. В каждом подозревали потенциального врага. Так, еще 7 февраля 1944 г. на ІХ пленуме писателей СССР в Москве украинский писатель Петро Панч призвал: «Все население, которое есть сейчас в освобожденных районах, по сути, не может свободно смотреть в глаза нашим освободителям, потому что оно в какой-то мере запуталось в связях с немцами».

Таким образом, практически всех, кого власть бросила на произвол судьбы на оккупированной территории, провозгласили коллаборационистами. Главная «вина» этих людей в том, что выжили. Парадокс, но именно из таких бесчеловечных парадоксов и состоит советская власть. П.Панч объяснял: «Кто-то грабил квартиры и учреждения, кто-то помогал немцам в их разбое и расстрелах, кто-то спекулировал, торговал, а некоторые из девушек, утратив чувство патриотизма, подчас жили с немцами». Вот так, торговля приравнивалась к участию в расстрелах! Людей, далеких от реалий жизни в оккупации, клеймили «предателями», «коллаборантами» и как итог — «придется расстрелять»...

Самое страшное, что именно в этом вопросе слово сталинского режима никогда не расходилось с делом. Если сказано «придется» —таки расстреляют. С первых же дней жители освобожденных от немцев регионов Украины ощутили на себе всю жестокость карательных акций. Например, в секторе Славянск—Барвенково—Краматорск—Константиновка уже на следующий день (какая оперативность!) после освобождения НКВД организовал массовые аресты.

Круг «предателей» был чрезвычайно велик: от тех, кто работал в немецкой администрации, до женщин (преимущественно бывших учительниц немецкого языка), которые были переводчицами или имели какие-то отношения с немецкими солдатами и офицерами. «Запятнали себя связями с немцами» — такой была официальная формулировка. И толковалась она довольно широко. Достаточно было «сигнала» от бдительных соседей, что девушка посетила мероприятие, организованное немцами — например, танцы или спектакль, — чтобы получить «пятно» на всю жизнь, такого поступка было вполне достаточно.

Женщины, имевшие половые связи с немцами, а случалось, даже детей от оккупантов, право на жизнь теряли автоматически. Чаще всего их убивали вместе с детьми. Подчеркнем: вместе с детьми! В чем была вина несчастных младенцев?! В чем в таком случае принципиальное различие между гитлеровскими палачами и сталинскими?! Бесчеловечные, маниакально жестокие, враждебные всему человечеству режимы. В уже упомянутом секторе Славянск—...—Константиновка только в первые дни после освобождения НКВД уничтожил около 4 тыс. человек. И понятно, что главные проверки были еще впереди. В первые послевоенные годы за «связи с врагом» арестовали почти

100 тыс. человек.

Ветеран войны младший лейтенант Николай Холодий вспоминал, как поразила его картина жизни в «освобожденном» городе после «победы»: «После войны, прожив некоторое время в Мариуполе, я удивился: почему совсем нет мужчин. Только дети, женщины и совсем старые деды. Также меня удивило, что на мои вопросы люди не отвечали, беседу сразу прекращали, а некоторые женщины начинали плакать. Это странно: если мужья погибли на фронте, то почему нельзя об этом сказать?! Я спросил об этом отца. Он рассказал о страшных пытках политзаключенных в тюрьме в начале войны.

А также и о том, как «освобождали» Донбасс. Как только закончились бои, в город снова вернулись чекисты. В первую очередь арестовали всех родственников тех, кого в 1941 г. замучили энкаведисты. Людей пытали круглые сутки: «Ругал власть?! Ругал НКВД?! Ругал Сталина?! Что-то не нравится?!» Люди исчезали бесследно... Потом прокатилась волна арестов работников Азовстали и коксохимзавода. Им инкриминировали «работу на немцев» (можно подумать, у людей был какой-то выбор).

Остальных мужчин в возрасте от подростков и до 55 лет, которых все же нельзя было прямо в чем-то обвинить, забрали в армию. Из них сформировали военную часть, просто в глаза называли «трофейными» и рассказывали, что все они должны какую-то свою вину (наверное, ту, что под «мудрым» руководством «гениального полководца» Сталина немцам отдали всю Украину) «искупить». Эта часть была переведена на рубеж у реки Молочной. Людям не выдали даже красноармейской формы.

А вот оружие им дали: одну винтовку на 13 человек! На реке у немцев была серьезная оборона — прорвать ее такими силами было просто невозможно, но это и не было целью командования. Чтобы люди активнее бежали (не поворачивается язык сказать «в бой» — скорее, на заклание), за спиной у них стал заградотряд. Фактически безоружных людей в лоб косили немецкие пулеметы, а кто все-таки поворачивал назад, того убивали палачи из заградотряда. Так в первую же атаку погибло больше ста человек! В следующие атаки ситуация повторялась. Людей молотили пулеметы: и в лоб, и в спину. Так погибли практически все — больше двухсот человек!

Лишь нескольких тяжелораненых отправили в госпиталь. Из них выжили двое. С одним из них я потом общался. «Свои расстреливали в спины — за что?!» — плакал и не мог понять он. А потом как-то вдруг сник...

Наверное, так власть боролась со свидетелями своих преступлений. Приказ гнать людей на бойню отдал командующий фронтом «герой войны» генерал Толбухин. Один из штабных офицеров (с ним я уже через много лет после войны случайно познакомился и разговорился) решился переспросить генерала о приказе, объясняя свой вопрос тем, что у немцев крепкая оборона, а оружия, в том числе и трофейного, у Красной армии достаточно. Мол, как это так — одна винтовка на 13 человек?! Толбухин в ответ искренне удивился: «А нечева хахлов жалеть! Они на немцев работали — пусть гибнут!»

Практика «нечева жалеть» была доминантной. Такое презрение к простому человеку объясняется тем, что, несмотря на кровавые потери, гибель миллионов людей, уничтожение городов, сел, промышленного комплекса страны, сталинский режим как режим террора и насилия над собственным народом вышел из этой войны куда более сильным и мощным. Именно условия военного времени максимально способствовали тому, чтобы сталинские палачи не имели практически никаких ограничений в своей кровавой деятельности. Ведь наказывать только отдельных предателей — масштаб уже не тот.

Отныне «предателями» объявляли целые народы. Как известно, ответственность за поражение партизанского движения в Крыму была возложена исключительно на крымских татар: 18 мая 1944 г. их с полуострова депортировали. По последним данным, было выселено почти 200 тыс. человек, из которых только за первые полтора года умерло около 46% — практически каждый второй! Иначе как геноцидом и этноцидом это преступление — преступление против человечности — назвать нельзя.

Даже на 1949 г. (когда большинство переселенцев уже погибли в сверхтяжелых условиях) среди крымских татар на спецпоселении в Средней Азии все еще находилось до 10 тыс. бывших солдат и офицеров Красной армии! С началом депортации их срочно демобилизовали с фронта. Кого предали эти солдаты?

Были депортированы сотни тысяч чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, калмыков, турок-месхетинцев, немцев. Из Крыма, кроме крымских татар, депортировали также немцев, греков, болгар, армян. Почти четверть из них погибли по дороге. Старики, малые дети, больные и раненые практически не имели шансов пережить изнурительные нечеловеческие условия депортации.

Для большинства этих обреченных реабилитация стала возможной лишь после развала Советского Союза. Заметим также, что выселения и депортации проходили и непосредственно во время войны. Вовсе не на борьбу с захватчиком Сталин бросил все силы. Десятки тысяч военных, которых так не хватало на фронте, были заняты тем, что истребляли собственное население.

Тех самых людей, которых армия должна была защищать! Только в Крым и на Кавказ выделили 40 тыс. грузовых и товарных вагонов, которых так не хватало для нужд фронта — для перевозки солдат, техники, провизии, эвакуации раненых и т.п. Зато чекисты неутомимо демонстрировали «героизм», пытая обреченных женщин, у многих из которых мужья в это время воевали на фронте. То есть защищали энкаведистов от реального, а не выдуманного в кремлевских кабинетах врага.

http//image.zn.ua/media/images/614xX/Apr2015/114280.jpg
Депортация крымских татар


Процесс выселения сопровождался многочисленными ужасными преступлениями, ничем не уступающими злодеяниям нацистов. Но если преступления гитлеровцев уже осуждены мировым сообществом, то преступления «освободителей» в основном еще ждут справедливого суда. Например, в небольшом чеченском селе Хайбах в конце февраля 1944 г. каратели собрали более 700 человек, которых должны были выселить в Казахстан. Но полковники внутренних войск Гвешиани и Гранский, вместе с комиссарами Кругловым и Кобуловым, решили вместо того, чтобы транспортировать чеченцев, всех уничтожить.

Большинство этих обреченных «мужественные» чекисты, о подвигах которых написаны тонны выдуманной пропагандистской литературы (а сейчас эту работу продолжают публицисты и кинематографисты РФ), сожгли живьем, других — сбросили в пропасть. Вся «акция» заняла лишь несколько часов. Как впоследствии написали в отчете исполнители, способ уничтожения позволил сэкономить для государства значительное количество патронов, а заодно решил и проблему погребения тел, чтобы не осталось следов это ужасного преступления. О чем полковник Гвешиани доложил лично Берии.

Очень показательна реакция наркома, который немедленно отбил телеграмму в ответ: «Грозный. УВД. Гвешиани. За решительные действия во время выселения чеченцев Вы представлены к правительственной награде и повышению в звании. Поздравляю. Нарком внутренних дел СССР Берия». Не забыл «героев» и Сталин: «От лица ВКП(б) и Комитета обороны СССР объявляю благодарность всем частям и подразделениям РККА и войск НКВД за успешное выполнение важного правительственного задания на Северном Кавказе. И.Сталин».

А уже в марте появился указ президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями сотрудников НКВД. Были отмечены около 800 человек, в том числе высшими наградами, которые вручали фронтовикам за самые успешные боевые операции по уничтожению армий врага! Грудь «героев»-энкаведистов украсили ордена Суворова и Кутузова, Красного Знамени, Великой Отечественной войны и Красной Звезды. Почти 300 бойцов получили медали «За отвагу». Интересно, какую же такую «отвагу» проявили эти убийцы? Отважно выселяли, стреляли, сжигали живьем тысячи безоружных, беззащитных людей?! Женщин, детей, стариков, инвалидов-фронтовиков?!

«Вражеским», «неполноценным» нациям сломали жизнь, отобрали дома, многих обрекли на жестокую смерть, лишили будущего, но даже этого Кремлю показалось мало. Сталин отдал приказ уничтожить и прошлое народов, их память, историю... Разрушали памятники, храмы и кладбища, переименовывали населенные пункты и улицы, таблички и указатели на национальных языках заменяли русскими. Покинутые дома занимали переселенцы — преимущественно из России.

В СССР помпезно праздновали победу 9 мая, абсолютно игнорируя тот факт, что война на территориях нашей страны продолжалась еще почти полтора десятка лет. Кровавые зачистки уносили сотни тысяч жизней. В частности, только за февраль—ноябрь 1944 г., по данным НКВД, в Западной Украине были ликвидированы 50925 украинских повстанцев, захвачены в плен еще 42984 человека. Потери карательных органов — 1424 человека убитыми и 1440 раненых.

Поражает соотношение погибших: 36 к 1, а с учетом пленных — даже 66 к 1! Заметим, что важной составляющей международного права является принцип пропорциональности в применении силы. Такой фактаж полностью разбивает созданную советской историографией (точнее было бы назвать ее исторической мифологией) легенду о «кровавой бандеровщине». Вместо этого видим кровавые зачистки карателями-энкаведистами местного населения в регионе. Десятки тысяч погибших!

Разительное несоответствие количества погибших и пленных повстанцев количеству изъятого у них оружия — тоже довольно красноречиво. Из чекистских отчетов следует, что десятки тысяч «бандеровцев» шли в бой совсем безоружными. Очевиден вывод, что значительная часть погибших и пленных вряд ли имели непосредственное отношение к УПА. Скорее всего, это были простые крестьяне, убитые или арестованные исключительно для улучшения статистики. Их единственной виной стало стремление жить на земле своих отцов и разговаривать на родном языке. Бесспорно, здесь имела место борьба карателей не с отдельной группой или политической партией, а с народом, боровшимся за свои законные права.

Важным для понимания кровавых процессов уничтожения народа Украины является анализ отношения московского и республиканского руководства к карательным мерам. Например, как свидетельствуют документы, Н.Хрущев, вошедший в историю как реформатор, демократ, критик культа личности Сталина, смешной персонаж многих анекдотов, да и вполне реальных историй (чего стоит хотя бы его легендарное выступление в ООН, танцы на трибуне с ботинком в руке с обещанием «показать всем кузькину мать»), в реальной жизни регулярно требовал усилить репрессии.

В частности, 15 ноября 1944 г. именно Хрущев требовал «для устрашения» населения ввести военно-полевые суды при войсках НКВД, которые могли бы в ускоренном темпе решать судьбу арестованных. Причем, опять же чтобы запугать население, приговоры обреченным должны были исполнять максимально публичным и жестоким способом: не расстреливать, а вешать, да еще и в родной местности, желательно на глазах семьи, родственников, друзей. Также предлагалось вернуться к практике «троек», которые могли бы после символического «следствия» и не менее имитационного «суда» казнить население.

Идею Хрущева безоговорочно поддержал Сталин, а потому советские руководители на местах особенно старались. Например, в сентябре 1944 г. секретарь Станиславского обкома КП(б)У М.Слонь в докладной записке секретарю ЦК КП(б)У Д.Коротченко жаловался на офицеров НКВД: идейного коммуниста очень возмущало то, что часто во время боевых столкновений и облав некоторые офицеры НКВД «многих берут в плен, а не уничтожают, при столкновениях в селах не применяют жестокость».

На партийных собраниях и совещаниях делался упор на необходимости подавить освободительное движение в кратчайшие сроки «любой ценой». Фактически это давало индульгенцию на любые преступные действия. Аресты, пытки и убийства патриотов, членов их семей и просто мирного населения стали обычным явлением.

В помощь преступникам в форме была создана сеть отрядов фальшивой УПА. Заданием этих спецгрупп была дискредитация освободительного движения в глазах местного населения. Лжеуповцы массово пытали мирное население, а все преступления приписывали украинцам. На июнь 1945 г. в Западной Украине действовали 156 таких спецгрупп НКГБ общей численностью 1783 человека, 359 резидентов, 1473 агента и 13085 тайных информаторов.

Как отмечает украинский исследователь Юрий Шаповал, «еще в феврале 1945 г. ЦК КП(б)У принимает решение о дальнейшей деятельности специальных групп «с целью уничтожения отдельных мелких бандитских групп, так называемой СБ и оуновских предводителей, по примеру Волынской области создавать группы специального назначения из бандитов, которые явились с повинной и изъявили желание бороться с бандитизмом».

В качестве примера, ярко характеризующего деятельность подобных групп провокаторов, приведем данные о преступлениях такой группы всего за два дня. Так, 22 июля 1948 г. из села Подвысоцкого Козинского р-на Ривненской области фальшивая УПА, которую возглавлял агент МГБ по кличке «Крылатый», забрала в лес жителя села Ф.Котловского, которого пытали так, что потом он месяц провел в больнице с сотрясением мозга и «омертвением мягких частей тела». Уже на следующий день та же группа, из того же села забрала в лес Н.Рипницкую, которую после пыток и издевательств изнасиловали все члены группы. А действовали (пытали, насиловали, убивали) такие спецгруппы на территории Украины годами! И злодеяния этих садистов приписывали бандеровскому подполью.

В целом до 1952 г. Украина потеряла убитыми более 153 тыс. человек, 134 тыс. арестованными, свыше 203 тыс. «бандпособников» выслали в Сибирь.

Таким образом, по данным НКВД, на довольно небольшой территории Западной Украины (главные битвы развернулись именно там) путь активной борьбы с советской властью избрали для себя почти 300 тыс. человек. Еще более 203 тыс., по официальным данным, им помогали.

Приведенные факты убедительно свидетельствуют, что имело место не героическое сопротивление одиночек, а настоящее массовое народноедвижение. Движение, без которого были бы невозможны ни Акт провозглашения независимости Украины 1991 г., ни отражение нынешней российской агрессии. Однако заметим, что количество активных повстанцев может быть значительно завышенным. Довольно часто каратели уничтожали невинных людей и, маскируя свои преступления, посмертно объявляли их «повстанцами». Впрочем, следует также понимать, что количество помощников бандеровцев — 203 тыс. высланных в Сибирь — наоборот, должно быть значительно заниженным.

Ведь, например, повстанцы Петро Пасичный, Олег Цетнарский и Марийка Пальчак дали оккупантам свой последний бой 14 апреля 1960 г. в Подгайском районе. В результате мужчины погибли, а раненная женщина попала в плен. Отдельные герои скрывались от советской власти еще несколько десятилетий и вышли из подполья только с возрождением государственной независимости Украины. Среди них — Илья Оберишин, который провел в подполье 48 лет!

Заметим, что Илья был референтом пропаганды при окружном проводе ОУН, так что спецслужбы тщательно искали его, рассылали запросы даже в страны Западной Европы и Америки. Впрочем, повстанцу удалось в течение многих лет оставлять врагов в дураках: «Постоянно кочевал с места на место. В области нет такого села, где бы я ни скрывался». Илья пожертвовал всем. Понимая, что, прежде всего, его попробуют поймать через родственников, порвал все связи с семьей. Он не мог себе позволить иметь семью, детей, любить...

Итак, закаленные бойцы скрывались и вели успешную борьбу десятки лет! Задумаемся, сколько же людей должны поддерживать одного повстанца? Ведь он должен как-то питаться, одеваться, обуваться, где-то ночевать, отогреваться суровыми зимами, лечиться.

Кто-то должен получать медикаменты, бумагу для печатания листовок, фальшивые удостоверения, пропуска и т.п. Сколько волонтеров могут обеспечить одну сотню всем необходимым? Десять? Сто? Пятьсот? А если эта сотня будет воевать годы? А десятки лет? Достаточно лишь задуматься над этим, и станет понятно, что в Украине имела место не «кровавая бандеровщина», а национально-освободительная борьба украинского народа.

Нет сомнения, что процессы деколонизации и декоммунизации будут непростыми. Критика культа личности, реабилитация невинно казненных, исторический поиск в современной независимой Украине — все это лишь отчасти осветило обстоятельства трагедий сталинского времени. Как это часто бывает, подлинные виновники кровавых преступлений — и тираны прошлого, и их нынешние последователи — еще ожидают своего справедливого суда. Возможно, кому-то из них и удастся избежать Гаагского трибунала, но суд истории неминуем...

http://politkuhnya.info/stati-analitika/den-pobedy-poslednyaya-sakralnaya-skrepa-imperii.html

facebook twitter g+

 

 

 

 

Наши страницы

Facebook page Twitter page Google+ page

Login Form

ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
Вы можете оказать финансовую помощь нашему проекту на развитие и поддержку, перечислив денежные средства с банковской карты через LIQPAY:
Спасибо! Мы Вам очень признательны!